Заметки на полях жизни

Про Доктора Лизу
nikutyonok
Наверно, можно сделать перепост любой фотографии с горящими свечками или самолётом и написать краткое: «Светлая память...», но я не могу, мне важно написать пусть и немного, но из своего сердца. Вчера меня буквально придавило очередными (кошмарно звучит) безрадостными новостями. Особенно придавило, когда я узнала, что в том самолёте летела Доктор Лиза. Почему особенно?

В 2006 году я завела себе блог на просторах livejournal, немного писала, больше читала. И однажды волею судьбы попала в Живой Журнал Елизаветы Петровны — http://doctor-liza.livejournal.com, подписалась, читала, сопереживала, изменяла своё отношение к жизни и людям. Мне очень близко её мировоззрение, меня всегда поражало- как эта маленькая, совершенно хрупкая на вид женщина отважно берётся за такие дела, которые многих в нашем обществе просто-напросто пугают одним своим существованием.

Со вчерашнего дня я перечитываю все её записи в журнале с самого начала. Мне не передать и части той лавины чувств и эмоций, которые сейчас живут внутри меня. Могу поделиться только такой мыслью, светлые слова памяти, конечно, нужны и важны. Но почему-то мне кажется, что этот Человек заслуживает не только светлых слов в свою память, а дел — в продолжение своего Дела... А если с делами сложности — надо прочитать журнал Доктора Лизы от первой записи до последней, а потом и Твиттер. Это не так много времени, не больше, чем некоторые из нас проводят в соц. сетях...










Read more...Collapse )

100 книг для внеклассного от Министерства образования России
nikutyonok
Честно говоря, я не помню, почему в 2013-ом этот список прошёл мимо меня. К сожалению, мне кажется, что большинство вошедших в список произведений довольно трудны школьникам для восприятия. Сама я многое из этого списка читала, но понимание всё же пришло при перечитывании по окончании школы и до сих пор приходит. Прочитанные мной книги отметила курсивом. То, что читала, но плохо помню - не отмечала. Те, книги, которые перечитываю, перечитываю и перечитываю, и которые имели и имеют на меня большое влияние, отметила восклицательными знаками в скобках.


1. Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга (!!!)
2. Айтматов Ч. И дольше века длится день/ Белый пароход (!!!)
3. Аксенов В. Звездный билет/ Остров Крым
4. Алексин А. Мой брат играет на кларнете
5 Арсеньев В. Дерсу Узала (!!!)
6. Астафьев В. Пастух и пастушка/ Царь-рыба
7. Бабель И. Одесские рассказы/ 1 Конармия
8. Бажов П. Уральские сказы
9. Белых Г., Пантелеев А. Ресnублика Шкид
10. Богомолов В. Момент истины (В августе сорок четвертого)
11. Бондарев Ю. Батальоны просят огня/ Горячий снег (!!!)
12. Боханов А. Император Александр III
13. Булгаков М. Белая гвардия
14. Булычев К. Приключения Алисы
15. Бунин И. Темные аллеи Read more...Collapse )

Вениамин Смехов - "Я пришел к вам со стихами" - 2 й вечер (Давид Самойлов и Иосиф Бродский)
nikutyonok
Посмотрела вчера ночью, пока дочка спала. Честно говоря, с творчеством и личностью Давида Самойлова знакома не очень хорошо, но получила хорошую мотивацию познакомиться поближе. А так - к литературным чтениям Вениамина Смехова я в принципе неравнодушна, мне нравятся и его его отношение к авторам, которых он читает, и то, как он читает.

Если кому вдруг интересно, на сайте телеканала "Культура" есть видеозаписи всех 8 поэтических вечеров - http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/32949/episode_id/1007244/video_id/1030560/


О военной прозе
nikutyonok
Военная проза вошла в мою жизнь довольно рано – мне было лет 6 или 7, когда на книжной полке деда я обнаружила скромные, строгие по оформлению, тёмно-коричневые тома книги “Живые и мёртвые” Константина Симонова. Читать я её, конечно, не стала, но про содержание книги деда допросила основательно и очень часто брала её в руки просто полистать и подержать. Когда я доросла до этой книги, дедушки уже не было с нами, и того книжного шкафа тоже не сохранилось.

В детстве и юности мне случилось прочитать некоторое количество книг о временах и героях ВОВ. “Четвёртая высота” была мной зачитана почти до дыр, её я прочитала ещё в начальной школе, и очень долго не могла расстаться с маленьким пухлым томиком, в котором жила любимая Гуля Королёва. “Повесть о настоящем человеке” тоже тогда глубоко потрясла меня, да и какого человека она может оставить равнодушным… Потом были книги Льва Кассиля, Валентина Катаева, Михаила Шолохова, Александра Фадеева, Василя Быкова, Даниила Гранина, стихи Ольги Берггольц, Александра Твардовского, Сергея Наровчатова, Юлии Друниной, Михаила Дудина, и ещё многих-многих-многих других, через чью жизнь войны прошла рубежом, после которого происходит переосмысление всего, что есть в этом мире и в себе самом.

До определённого времени, до некой точки своего личностного взросления, я читала военную прозу и военную поэзию, безусловно, сопереживая, вынося для себя немало ценного душевного опыта и знаний, но где-то внутри себя ощущая, что понять её, как должно, я пока не могу и не умею. Но с каждым годом я расту, и растёт моя способность читать эти нелёгкие произведения, и крепнет уверенность в том, что совершенно невозможно не читать эти книги.

Читать далее...

Дочка спит, она устала...
nikutyonok
***
Дочка спит, она устала.

Сотня дел - и все важны.
Как решить, за что сначала
Взяться? Мама, подскажи!
Почитать? Побегать с папой?
Погонять опять кота?
Посмотри, какие лапы!
Дотянуться б до хвоста!
Мама, дай скорее краски
Буду мишку рисовать!
Ушки, нос, большие глазки...
Не спеши всё отмывать.
Посмотри, как я рисую
Солнце, небо и цветы,
Красоту ещё такую
Не видала в жизни ты.
Стол раскрасила, пол тоже,
Только это не беда,
Всё исправить мигом можем,
Если в кране есть вода.
Стол протёрли, пол отмыли,
И теперь идём гулять -
Надо листиков красивых
Бабушке букет собрать.
Дедушке - найдём каштанов,
Папе - камешков возьмём,
Только хватит ли карманов?
Ааа! В ведёрке донесём!
Мама! Горка! Мама! Мячик! Read more...Collapse )

***
nikutyonok
Нынче я здесь очень редкий гость, так уж сложилось. Дочка растёт, спит мало, а когда не спит - мы всё время чем-то занимаемся важным и интересным. Если дочкин сон всё-таки продолжается пару часов - я хватаю книжку и ухожу в запойное чтение, ибо могу без еды-воды-интернетов, но без книжек как-то совсем тоскливо. За последние два года, несмотря на то, что жизненные приоритеты существенно изменились, мне посчастливилось прочитать немало книг. Написать обо всех книговпечатлениях, конечно, пока только мечта :)

Вообще, написать иногда хочется так о многом, что я впадаю в ступор на продолжительное время, пытаясь сообразить, о чём же написать в первую очередь, а пока я пребываю в этом ступоре, часики тик-так, и свободное время так и проходит в размышлениях. Надо что-то с этим делать, конечно.

Пробежалась сегодня по журналам некоторых своих френдов, оказалось, что кто-то, как и я, почти перестал сюда писать, кто-то пишет значительно меньше, чем раньше, а кто-то также плодотворен, как и во времена моего активного присутствия в ЖЖ.  Если кто-то из некогда зафрендивших меня увидит этот пост, мяукните, а?  Мне будет приятно  услышать вас :))

Утята
nikutyonok

Быть мамой - это большое маленькое чудо...


Кажется, я тут не была целую вечность :)
nikutyonok

Глеб Пагирев. Стихотворения
nikutyonok
ВЫХОЖУ ИЗ ВОЙНЫ

Выхожу из войны,
отхожу понемногу,
отхожу — но вины
нет на мне, слава богу.

Под фуражкой лица
от соседа не прячу:
я стоял до конца,
выполняя задачу.

До конца воевал,
до последней гранаты.
Если здесь не бывал,
не поймёшь ни хрена ты.

Здесь я грелся и мок,
в рост ходил и пластался,
но держался, как мог,
и в окопе остался…

То не птица в полёт
кличет вольную стаю, —
я встаю из болот,
из земли вырастаю.

Выбираюсь, ваш сын,
подвывая от боли,
из лесов, из низин,
из кустов гоноболи.

Я ступаю на твердь,
битый, трижды отпетый,
пересиливший смерть,
обручённый с Победой.Read more...Collapse )

Глеб Пагирев. 9 мая 1945
nikutyonok
ГЛЕБ ПАГИРЕВ

9 МАЯ 1945

Декабрьским солнечным утром, при наступлении в лесу, в бою по разгрому курляндской группировки немцев я получил своё седьмое, особенно тяжёлое, ранение. Случилось это за три дня до нового, 1945 года.

Самолётом меня перебросили в армейский госпиталь, расположенный в латвийском городе Елгаве. После двух операций — санитарный эшелон, эвакуация в Ленинград.

Тут, на госпитальной койке, и застала меня Победа.

Моё состояние оставалось по-прежнему тяжёлым. В большой, похожей на зал, палате я был единственным лежачим; закованный по шею в гипсовый панцирь, я не мог ни сесть, ни приподняться, ни поесть, ни свернуть себе цигарку.

Все мои товарищи по палате так или иначе передвигались, а кое-кто уже при случае, даже «пикировал» в город — к родным, к знакомым. Поэтому сразу же, как только было передано по радио сообщение о нашей победе, моих соседей, словно вихрем, вынесло из палаты на улицу, в госпитальный сад, на воздух, на солнце, к первой зелени деревьев, навстречу общему ликованию.

Палата опустела, я остался один.

Помню, день был тёплый, уже вправду весенний. Окна настежь открыты, и до меня доносятся крики: «Ура! Братцы! Победа!», нестройное пение и звуки откуда-то взявшегося оркестра, непрерывно играющего вальсы…

Ребята вернулись в палату с «горючим» и, не таясь, разлили его по стаканам: «С победой!» А вечером над городом грохотал праздничный салют.

Не в состоянии повернуться лицом к окну, я видел в стёклах открытой рамы лишь отблески фейерверка, слышал орудийные залпы Победы и плакал — от небывалой радости, от горького бессилия и обиды на свою судьбу.

Цитируется по: День поэзии 1985: Сборник/Сост. С. Ботвинник, Ю. Скородумов. – Л.: Сов. писатель, 1985. – 352 с.

?

Log in

No account? Create an account