?

Log in

No account? Create an account

Заметки на полях жизни

Entries by category: дети

Самокаты, велики, ролики и прочие колёса
nikutyonok
В полтора года старшая встала на самокат и покатила. Устала завидовать чужим самокатам на площадках, всплакнула, суровое папино сердце ёкнуло, и он купил дитю самокат. Потом нам понадобился беговел. Ровно через год, в 2,5. Папино сердце суровое снаружи, мягкое внутри. Купил дочери беговел. Чууух, и покатила. Догоняйте, как хотите. В 3,5 папа отыскал на авито прекрасный розовый велосипед, ну как не отыскать :) Отыскал, да и обучил кататься на двух колёсах. Обучил и нырнул в рабочие будни, а ты бегай, мама, тренируйся, не упускай шуструю дочь из виду. Следом за велосипедом понадобились ролики - как же так, мамины в шкафу, папины в кладовке, одна дочь без ботинок на колёсах. Осенью поучились, за зиму забыли. Сегодня ездили на тренировку. Было трудно и почему-то не как в мультике - встал и поехал, но к концу тренировочного часа у способного ребёнка начало получаться. На радостях дочь сообщила, что теперь хочет быть тренером и завтра непременно возьмётся за папино обучение, ведь папа давно не катался, и наверняка позабыл, как это. А тут личному тренеру практика нужна. Папе крупно повезло, я считаю. Впрочем, дочери тоже. :)

Быт поэтов: Марина Цветаева
nikutyonok
Читаю письма Марины Цветаевой к Анне Тесковой, её чешскому другу...В Праге Цветаева прожила чуть больше трёх лет - с 1922 по 1925.  В 1925 году уехала из Праги в Париж, но переписка не прервалась, напротив, продолжалась до 1939 года. Именно Анне Тесковой Цветаева признавалась в своих бытовых трудностях, ей она могла написать из Парижа, не опасаясь показаться негордой:

"...Может быть можно было бы достать у г<оспо>жи Юрчиновой какое-нибудь тёмное платье мне, для вечера. Никуда не хожу, п. ч. нечего надеть, а купить не на что. М. б. у неё, как у богатой женщины, есть лишнее, которого она уже не носит. Мне бы здесь переделали. Если найдёте возможным попросить — сделайте это. Меня приглашают в целый ряд мест, а показаться нельзя, п. ч. ни шёлкового платья, ни чулок, ни лаковых туфель (здешний — “uniforme”). Так и сижу дома, обвиняемая со всех сторон в “гордости”. С<ергею> Я<ковлевичу> об этой просьбе не говорите, — пишу ему, что у меня всё есть. А платье, если достанете, передайте — “посылает такая-то”... <…>"

А до отъезда в Париж, по рождению сына, опять же, только с Анной Антоновной  могла поделиться своей невесёлой реальностью:

"...Большая просьба, м. б. нескромная: не найдётся ли у кого-нибудь в Вашем окружении простого стирающегося платья? Я всю зиму жила в одном, шерстяном, уже расползшемся по швам. Хорошего мне не нужно, — всё равно нигде не придётся бывать — что-нибудь простое. Купить и шить сейчас безнадёжно: вчера 100 крон акушерке за три посещения, на днях 120 — 130 кр<он> угольщице за 10 дней, залог за детские весы (100 кр<он>), а лекарства, а санитария! — о платье нечего и думать. А очень хотелось бы что-нибудь чистое к ребёнку. Змея иногда должна менять шкуру. Если большое — ничего, можно переделать домашними средствами.

Купила коляску за 50 кр<он> — почти новую, чудесную: одновременно и кровать и креслице. Продавали русские за отъездом.

Постепенно мальчик обрастает собственностью, надеюсь, что она не прирастёт".

Какое мудрая надежда в конце описания трат  - ребёнок ещё совсем кроха, а Цветаева уже думает о том, что духовное для сына будет важнее материального... Какой минимализм в собственных потребностях... И как они в этом были схожи с Ахматовой. Анна Андреевна по воспоминаниям Лидии Чуковской тоже была весьма скромна в своих пожеланиях. Исключительные женщины.

Для счастья вовсе не нужна причина...
nikutyonok
Для счастья вовсе не нужна причина.
Его не нужно истово искать...
Оно внутри - бездонно, беспричинно -
Не прекращает никогда звучать...

Открой окно однажды на рассвете,
И выпей солнца первый луч до дна,
И вспомни, как всегда умеют дети
Мгновенья жизни проживать сполна...

Стань снова ты доверчивым ребёнком,
Всё чувствуй, замечай, запоминай,
И радуйся, и восторгайся звонко,
И ярко, дерзко, в полный рост - мечтай!

Для счастья вовсе не нужна причина.
Ты видишь. Слышишь. Любишь. Ты живёшь...
В тебе есть всё, - и даже на руинах
Ты новый город Счастья возведёшь...

Бонус ;)Collapse )

Ещё одна драгоценная находка. Голоса из 1975-го.
nikutyonok
Возвращаясь с учёбы-работы, в последние 15 минут успела забежать в "Старую книгу". Мне нужна была какая-нибудь детская книжечка с рисунками - хотела перевести рисунок на досочку и повыжигать вечером, соскучилась по запаху жжёного дерева и созидательному процессу рукотворных тёплых подарков. 
Глаз мой, однако, остановился на книжечке Агнии Барто. Отчего-то она стояла на полке с детскими книжками. Улыбаясь и предвкушая встречу с детством, я взяла её в руки и открыла, не взглянув на название. Стихов в ней не было. Я стала листать книгу, вчитываясь в строки - и вдруг, на новом развороте страниц обнаружила вот эту открытку:





"Вечные мгновения". Хуан Рамон Хименес.
nikutyonok
*  *  *
Я просто сказал однажды, -
услышать она сумела, -
мне нравится, чтоб весною
любовь одевалась белым. 

Глаза голубые вскинув,
взглянула с надеждой зыбкой,
и только детские губы
светились грустной улыбкой.

С тех пор, когда через площадь
я шёл на майском закате,
она стояла у двери,
серьёзная, в белом платье.

Перевод Н. Ванханен

* * *
Детство! Луг, колокольня, зелёные ветки,
разноцветные стёкла высоких террас.
Как огромная бабочка  смутной расцветки,
вечер ранней весны опускался и гас. 

И в саду, золотом от вечернего света,
птичье пенье росло, чтобы вдруг онеметь,
а прохладные волны приморского ветра
доносили из цирка плакучую медь... 

И ещё до того, как возник безымянно
и  застыл во  мне горечью  привкус беды,
я любил,  соловьёнок, в  безлюдье тумана
 затихание мира и голос воды.

Перевод А. Гелескула