?

Log in

No account? Create an account

Заметки на полях жизни

Entries by category: дети

Самокаты, велики, ролики и прочие колёса
nikutyonok
В полтора года старшая встала на самокат и покатила. Устала завидовать чужим самокатам на площадках, всплакнула, суровое папино сердце ёкнуло, и он купил дитю самокат. Потом нам понадобился беговел. Ровно через год, в 2,5. Папино сердце суровое снаружи, мягкое внутри. Купил дочери беговел. Чууух, и покатила. Догоняйте, как хотите. В 3,5 папа отыскал на авито прекрасный розовый велосипед, ну как не отыскать :) Отыскал, да и обучил кататься на двух колёсах. Обучил и нырнул в рабочие будни, а ты бегай, мама, тренируйся, не упускай шуструю дочь из виду. Следом за велосипедом понадобились ролики - как же так, мамины в шкафу, папины в кладовке, одна дочь без ботинок на колёсах. Осенью поучились, за зиму забыли. Сегодня ездили на тренировку. Было трудно и почему-то не как в мультике - встал и поехал, но к концу тренировочного часа у способного ребёнка начало получаться. На радостях дочь сообщила, что теперь хочет быть тренером и завтра непременно возьмётся за папино обучение, ведь папа давно не катался, и наверняка позабыл, как это. А тут личному тренеру практика нужна. Папе крупно повезло, я считаю. Впрочем, дочери тоже. :)

Николай Браун. Той первой ночью
nikutyonok
Николай Браун (1902-1975)

ТОЙ ПЕРВОЙ НОЧЬЮ

Ещё той ночью игры снились детям,
Но грозным рёвом, не пустой игрой,
Ночное небо взрезав на рассвете,
Шли самолёты на восток. 
                                                Их строй

Нёс, притаясь, начало новой ноты,
Что, дирижёрским замыслам верна,
Зловещим визгом первого полёта
Начнёт запев по имени — война.

Но дирижер не знал, что в этом звуке,
Где песнь Победы чудилась ему,
Звучат народа собственного муки,
Хрипит Берлин, поверженный в дыму.

Той первой ночью, в ранний час рассвета,
Спала земля в колосьях и цветах,
И столько было света,
                                            Столько цвета,
Что снились разве только в детских снах.

Той ночью птицы еле начинали
Сквозь дрёму трогать флейты и смычки,
Не ведая, что клювы хищной стаи
Идут, уже совсем недалеки.
Read more...Collapse )

Благотворительный фонд "Тёплый дом"
nikutyonok
Итак, обещанный пост про Благотворительный фонд "Тёплый дом".

Началось моё с ним знакомство через моих друзей: моя подруга-художник расписывала вместе с детками помещение на ул. Бестужевской, 54 - новый филиал фонда. Как-то потихоньку я стала приглядываться к фонду, заходить на его сайт и в группу на сервисе vkontakte.ru, задумываться о том, чем и я могу им помочь. Чем помочь, конечно нашлось - фонд  в лице своих сотрудников с огромной благодарностью принимает  любые дары. Но об этом чуть позже. Мы с neo_clocker объединили свои материальные усилия и приобрели детям необходимые им рюкзачки и канцелярские штучки. Со всем этим нехитрым имуществом я и направилась в Фонд.

Радушие и гостеприимство - с самого порога. Сначала - приглашение на чашку чая, знакомство, разговор, рассказы о том, чем 15 сотрудников фонда и множество добровольцев занимаются. Пока пьёшь чай - оглядываешься, изучаешь каждую деталь и проникаешься атмосферой. А атмосфера там чудесная -  не очень большое пространство фонда до самого дальнего уголка пропитано добротой, теплом, светом, уютом. Каждый шкафчик, каждая полочка, каждая комнатка - отремонтированы и оформлены, обжиты с большой любовью. Внешне - всё просто и  скромно, никаких излишеств, но внимание - на детали. На полках и стенах небольшой кухни, где принимают гостей  с гордостью выставленные на обозрение творческие работы подопечных  фонда - декорированные фоторамки, и расписанные к Пасхе яйца. Из мастерской приносят другие драгоценные экспонаты - работы в технике декупажа и  подставки под горячее, декорированные с фантазией и любовью. И всё это показывают под рассказы о новых творческих идеях.

Честный рассказ о работе фонда, об успехах, трудностях, планах, радостях и с любовью - о подопечных и их нуждах. Радость - это когда родители в семье перестают пить, радость - это когда у ребёнка, и у родителей после занятий в фонде изменяется система ценностей, когда трудный несговорчивый подросток вырастает в волонтёра фонда, радость - это когда мамы и дети вместе творят в мастерской и довольны плодами своего творчества. Радость - это когда серая и унылая  жизнь неблагополучных семей становится яркой, и когда в ней появляется надежда и новые ориентиры, когда в ней появляются дельфинарии, музеи, кружки, праздники.  Радость - это когда ребёнок после занятий с репетитором-волонтёром, с гордостью сообщает о своей первой пятёрке. Read more...Collapse )

Быт поэтов: Марина Цветаева
nikutyonok
Читаю письма Марины Цветаевой к Анне Тесковой, её чешскому другу...В Праге Цветаева прожила чуть больше трёх лет - с 1922 по 1925.  В 1925 году уехала из Праги в Париж, но переписка не прервалась, напротив, продолжалась до 1939 года. Именно Анне Тесковой Цветаева признавалась в своих бытовых трудностях, ей она могла написать из Парижа, не опасаясь показаться негордой:

"...Может быть можно было бы достать у г<оспо>жи Юрчиновой какое-нибудь тёмное платье мне, для вечера. Никуда не хожу, п. ч. нечего надеть, а купить не на что. М. б. у неё, как у богатой женщины, есть лишнее, которого она уже не носит. Мне бы здесь переделали. Если найдёте возможным попросить — сделайте это. Меня приглашают в целый ряд мест, а показаться нельзя, п. ч. ни шёлкового платья, ни чулок, ни лаковых туфель (здешний — “uniforme”). Так и сижу дома, обвиняемая со всех сторон в “гордости”. С<ергею> Я<ковлевичу> об этой просьбе не говорите, — пишу ему, что у меня всё есть. А платье, если достанете, передайте — “посылает такая-то”... <…>"

А до отъезда в Париж, по рождению сына, опять же, только с Анной Антоновной  могла поделиться своей невесёлой реальностью:

"...Большая просьба, м. б. нескромная: не найдётся ли у кого-нибудь в Вашем окружении простого стирающегося платья? Я всю зиму жила в одном, шерстяном, уже расползшемся по швам. Хорошего мне не нужно, — всё равно нигде не придётся бывать — что-нибудь простое. Купить и шить сейчас безнадёжно: вчера 100 крон акушерке за три посещения, на днях 120 — 130 кр<он> угольщице за 10 дней, залог за детские весы (100 кр<он>), а лекарства, а санитария! — о платье нечего и думать. А очень хотелось бы что-нибудь чистое к ребёнку. Змея иногда должна менять шкуру. Если большое — ничего, можно переделать домашними средствами.

Купила коляску за 50 кр<он> — почти новую, чудесную: одновременно и кровать и креслице. Продавали русские за отъездом.

Постепенно мальчик обрастает собственностью, надеюсь, что она не прирастёт".

Какое мудрая надежда в конце описания трат  - ребёнок ещё совсем кроха, а Цветаева уже думает о том, что духовное для сына будет важнее материального... Какой минимализм в собственных потребностях... И как они в этом были схожи с Ахматовой. Анна Андреевна по воспоминаниям Лидии Чуковской тоже была весьма скромна в своих пожеланиях. Исключительные женщины.

Лучше - действие :)
nikutyonok
Переписка в комментариях с Ольгой (erema_o ) и её фраза "Лучше - действие",  помогли мне выудить из памяти следующую цитату из Луизы Хей:

"Помните, вы совершаете огромную ошибку, отказываясь учиться новому, сославшись на свой почтенный возраст. Моя жизнь обрела смысл, когда я начала преподавать, в то время мне было за 40. В 50 я основала маленькое издательство. В 55 я оказалась
в мире компьютеров. Чтобы преодолеть страх перед ними, я записалась на компьютерные курсы. В 60 я впервые занялась садоводством, стала приверженцем экологически чистых продуктов и даже выращивала овощи к столу. В 70 я присоединилась к детской изостудии. Несколько лет спустя я полностью изменила свой почерк: на это меня вдохновила Вимала Роджерс — автор книги «Ваш почерк может изменить вашу жизнь». В 75 я закончила курсы по изобразительному искусству для взрослых, и мои картины сейчас продаются. Мой преподаватель считает, что мне стоит заняться скульптурой. Недавно я увлеклась йогой и сейчас вижу положительные результаты.

Несколько месяцев назад я решила попробовать себя и том, что всегда пугало меня, — бальные танцы. Сейчас я беру несколько занятий в неделю, но самое главное, я осуществила свою детскую мечту — научиться танцевать."

Очень позитивная цитата, на мой субъективный взгляд :). "Сославшись на свой почтенный возраст" можно отсюда убрать вовсе :), потому что многие люди отказываются от действий в принципе. Полагаю, нынче мисс Луизе Хей не приходится ни скучать, ни плакать от жалости к себе - она вся сплошное Действие...

 

Для счастья вовсе не нужна причина...
nikutyonok
Для счастья вовсе не нужна причина.
Его не нужно истово искать...
Оно внутри - бездонно, беспричинно -
Не прекращает никогда звучать...

Открой окно однажды на рассвете,
И выпей солнца первый луч до дна,
И вспомни, как всегда умеют дети
Мгновенья жизни проживать сполна...

Стань снова ты доверчивым ребёнком,
Всё чувствуй, замечай, запоминай,
И радуйся, и восторгайся звонко,
И ярко, дерзко, в полный рост - мечтай!

Для счастья вовсе не нужна причина.
Ты видишь. Слышишь. Любишь. Ты живёшь...
В тебе есть всё, - и даже на руинах
Ты новый город Счастья возведёшь...

Бонус ;)Collapse )

Эрик-Эммануэль Шмитт "Оскар и Розовая дама"
nikutyonok

Воспоминания об этой книге нахлынули на меня, когда мой друг прислал мне ссылку на описание одного фильма на форуме torrents.ru. Прочитав описание, я продолжила прогулку по другим разделам. И нашла к своему удивлению там моноспектакль Алисы Фрейндлих по этому произведению, который давно хотела посмотреть...

Книга...
"Дорогой Бог, меня зовут Оскар, мне десять лет, я поджигал кошку, собаку, дом (думаю, что при этом золотые рыбки поджарились), и пишу я тебе в первый раз, потому что раньше времени не было - из-за школы. Сразу же предупреждаю: сам я писать терпеть не могу. Только если заставят! Потому что ненавижу все эти закорючки, фестончики, росчерки и прочее. Лживые улыбочки и приукрашивание. Писать - это взрослые штучки.
Чем докажу? Да хотя бы началом собственного письма: "Меня зовут Оскар, мне десять лет, я поджигал кошку, собаку, дом (думаю, что при этом золотые рыбки поджарились), и пишу я тебе в первый раз, потому что раньше времени не было - из-за школы"... А мог бы написать: "Меня зовут Лысый, на вид мне лет семь, живу я в больнице, потому что у меня рак, а не писал тебе, потому что не подозревал о твоем существовании". Но если бы я так написал, это произвело бы плохое впечатление, и ты бы не стал мною заниматься. А мне нужно, чтобы занимался. Меня бы вполне устроило, если бы ты нашел время оказать мне пару-тройку услуг. Сейчас объясню".

Такое у этой книги начало. За ним следуют 10 писем тяжелобольного мальчика по имени Оскар, которому осталось жить совсем немного, к Богу. Писем трогательных, в которых удивительным образом проявляется  смешение в ребёнке  его детского восприятия мира и его какой-то высшей мудрости, как будто взрослой, но на самом деле тоже детской.


Ещё одна драгоценная находка. Голоса из 1975-го.
nikutyonok
Возвращаясь с учёбы-работы, в последние 15 минут успела забежать в "Старую книгу". Мне нужна была какая-нибудь детская книжечка с рисунками - хотела перевести рисунок на досочку и повыжигать вечером, соскучилась по запаху жжёного дерева и созидательному процессу рукотворных тёплых подарков. 
Глаз мой, однако, остановился на книжечке Агнии Барто. Отчего-то она стояла на полке с детскими книжками. Улыбаясь и предвкушая встречу с детством, я взяла её в руки и открыла, не взглянув на название. Стихов в ней не было. Я стала листать книгу, вчитываясь в строки - и вдруг, на новом развороте страниц обнаружила вот эту открытку:





"Вечные мгновения". Хуан Рамон Хименес.
nikutyonok
*  *  *
Я просто сказал однажды, -
услышать она сумела, -
мне нравится, чтоб весною
любовь одевалась белым. 

Глаза голубые вскинув,
взглянула с надеждой зыбкой,
и только детские губы
светились грустной улыбкой.

С тех пор, когда через площадь
я шёл на майском закате,
она стояла у двери,
серьёзная, в белом платье.

Перевод Н. Ванханен

* * *
Детство! Луг, колокольня, зелёные ветки,
разноцветные стёкла высоких террас.
Как огромная бабочка  смутной расцветки,
вечер ранней весны опускался и гас. 

И в саду, золотом от вечернего света,
птичье пенье росло, чтобы вдруг онеметь,
а прохладные волны приморского ветра
доносили из цирка плакучую медь... 

И ещё до того, как возник безымянно
и  застыл во  мне горечью  привкус беды,
я любил,  соловьёнок, в  безлюдье тумана
 затихание мира и голос воды.

Перевод А. Гелескула