Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Наш котофеич

Приму эстафету кошкофоток от Жени: niage.livejournal.com/179339.html, покажу миру своего рыжего обормотика.

Котик балдеет и очень доволен повышенным вниманием к его персоне:



Котик недоволен, что его мало почесали за ухами:
Collapse )

Нескладухи и небылицы — №№ 1319—1361

Вот они, нескладушные корни нашей попсы, поток  сознания  в чистом виде :)


1319

А сегодня, как всегда,
Нескладуша новая.
Упала бабушка с рассадника,
Похожа на ружьё.

1320
Баба борозду пахала,
Гусь сломал себе ногу.
Летит бык на эроплане,
Я щекоток не боюсь.

1321
Сидит заяц на заборе —
Не женатый, холостой,
Опоясавши осокой,
К осени жеребится.

1322
Сидит заяц на берёзе
При калошах, при часах.
Я спросила: —Сколько время
— Не женатый, холостой.

1323
Вологодская корова
Забодала паровоз.
А кому какое дело —
Я щекоток не боюсь.
Collapse )

Игорь Кедо. Чебурашкино горе

Пополнение чебурашечьей коллекции от Оли-violika  :) Оля, спасибо большое.
Оригинальна ссылка: www.stihi.ru/2009/02/11/4451

Цитирую:

Чебурашкино горе

Игорь Кедо


Навеяно афоризмом Екатерины Звягинцевой «Криптозоологическое», который гласит: «Если существование животного не доказано фундаментальной наукой, то это говорит только о слабости её фундамента, а не о отсутствии животного в природе.»
_________________________________


Моё существованье – просто мука,
Немил мне нынче, братцы, белый свет!
Молчит фундаментальная наука,
О том, кто я, не может дать ответ...

Ночую в подворотнях и на лавках -
Ни паспорт, ни прописку не дают,
Хожу, как тень, и собираю справки
О том, что я не слон и не верблюд.

Бумагу получил, что не дворняжка,
Свидетельство, что я не воробей,
Но документ на имя «Чебурашка»
Добыть не удаётся, хоть убей!

Мне все твердят, что нет таких в природе,
Свидетельства в научных книгах нет!
А я, пока, живой и даже вроде
По-своему люблю весь белый свет.
Collapse )

Светлые мгновения детства. Любимый рассказ А. Куприна.

У меня в детстве было не очень много игрушек, но очень много книг. Причём, я совершенно не припоминаю случаев, когда я что-либо у родителей просила из игрушек.  Как водится, у меня была пара любимых плюшевых мишек, доставшихся мне от выросших детей знакомых. И ими я очень дорожила. Почему-то мне не нужны были новые, наоборот, какой-то особенный трепет и уважение испытывала я к старым потрёпанным плюшевым мордашкам и ни за что не хотела с ними расставаться. Была, правда,  ещё кукла, которую родители подарили мне на  шестилетие. Большая кукла, с яркими рыжими волосами, которая, если её уверенным движением переворачивали, произносила «Мама» - в спине у неё был встроен загадочный для меня механизм. Кажется, к тому времени я уже прочитала «Тимура и его команду», потому что куклу назвала Женей – в честь отчаянной героини Гайдара.
 
Читать я научилась рано, дома было очень много детских книг – сказки, на любой вкус, стихи Маршака, Барто, Михалкова, произведения  Киплинга и Астрид Линдгрен, рассказы русских и советских  писателей для детей. Очень любила Сладкова и его рассказы о животных. Если мне случалось заболевать или проводить выходные дома, то я обязательно обкладывалась своими любимыми книжками. Потом, когда я уже почти заканчивала учиться в школе, книжки эти вывезли на хранение на дачу. Теперь бывает, что в свои редкие приезды туда, я забираюсь в ту комнату, где они хранятся – и снова бережно перелистываю их.

Почему-то особенно я тогда любила рассказ Александра Куприна «Слон». Первый раз мама мне его читала, когда я заболела. Была некая аналогия – там главная героиня  - болеющая девочка, и я лежала и болела.

Collapse )

Памяти моего друга. Начало.

Этой ужасной минуты я не забуду никогда в жизни. — Забудешь, если не запишешь. /"Алиса в Зазеркалье"/
 

Я сижу на работе. В середине дня что-то побуждает меня набрать домашний номер телефона (обычно я отзваниваюсь родителям только перед уходом домой). Спрашиваю маму, как дела, сняли ли ей швы после операции. Мама как-то быстро и без обычных подробностей отвечает: “Да”, и тут же скороговоркой: “Ниночка… Мы вызовем Грейси врача”. У меня внутри всё обрывается.  Я понимаю, что означает эта фраза: я вернусь домой, а улыбающийся хвост меня не встретит. И вдруг отчётливо различаю в трубке беспрерывный, почти человеческий плач. Она никогда-никогда раньше не плакала от боли, даже в тот день, когда у неё первый раз отказали лапки, она молча лежала, извиняющимися глазами смотрела в мои глаза и, как всегда, помахивала хвостом – мол, не пугайся, я сейчас полежу, отдохну и снова встану.  Врач тогда сказал – можно продлить жизнь на несколько месяцев. И мы решили – что даже если нам будет трудно, пусть она обязательно живёт. Ибо это душа нашего дома.

Мне было 14 лет той зимой, когда нам предложили щенка колли. Родители не очень хотели заводить собаку. Папа колли за собаку не считал, мама ещё очень хорошо помнила утрату овчарки. Но мы с мамой не удержались от соблазна просто сходить и посмотреть на щенков. Девять чёрно-белых мохнатых комков лежали пушистой россыпью по ковру в комнате обыкновенной пятиэтажной хрущёвки. Восемь лежали довольно спокойно, и даже я бы сказала лениво, после недавней кормёжки. И лишь один был полон энергии и пытался растормошить своих братьев и сестёр. Мы с мамой некоторое время наблюдали за пружинящим клубком энергии, потом переглянулись и сказали: «Берём. Вот этого».

Маленькая чёрно-белая финская колли. Очень преданный друг. Очень ласковое существо. Но с очень сильным характером. С огромным сердцем. Я никогда не видела, чтобы собака могла так любить жизнь и всё, что в ней есть. Она любила людей, котов, других собак, тёплые блинчики и сырники (даже больше, чем мясо), снег, глубокие лужи, зиму и весну, и всех нас.

Первый год наши прогулки длились многие и многие часы. Граська была очень энергичным щеном, была готова бегать и играть со всеми собаками в парке. Уставала только часе на третьем игры, когда я уже отчаивалась взять её на поводок – сорвав себе горло, умоляя её всё ж таки пойти домой. Однажды, устав орать, я оставила её в парке и ушла домой. Минут через 40 вернулась – Граська наигралась, захотела домой, но не нашла меня, а переходить дорогу одна побоялась. Она бросилась ко мне так, как будто не видела меня несколько недель. С тех пор у нас установилось полное взаимопонимание.

Collapse )

Приятно удивлена...

На своей страничке на stihi.ru я очень редкий гость. Однако, проотсутствовав там несколько месяцев - и оказавшись на ней снова, чтобы почитать стихи старых друзей, разместила там пару новых стихов. В том числе "По улице Малых Шагов..." Была приятно удивлена, получив в тот же день такой комментарий:

"Меня тоже в своё время очаровала "улица Малых Шагов" из "Четвёртого листа пергамента" Евгения Богата. Благодаря Вам я ешё раз мысленно по ней побродил".
Геннадий Фоков   Автор комментария, кстати, оказался автором  чудесных детских стихотворений, почитала их с утра и настроение сразу вверх взлетело, чего и вам желаю :)

Collapse )

Про волков. Тех, которые одиночки.

Если б мне встретился где-нибудь Волк-одиночка?
Всё же не стала б, пожалуй, его приручать…
Скажешь, моих объяснений нескладна цепочка?..
Но в звере СВОБОДНОМ мне видится гордая стать.
Волк на свободе отнюдь ни свиреп, ни опасен.
Знаешь, свободным  он был _сто_ миллионов_ лет.
То,  что он  «кровожаден, жесток и ужасен»,
Выдумал, очень неумный (имхо!)/один человек…
Хищность для жизни. А больше ему и не надо.
Если не в стае, скитается сам по себе –
То не признал вожака этот Серый когда-то…
Выходит, и  Волк непокорным бывает судьбе.
Всё же не стала б.  Он ищет Особое Счастье.
В чём это счастье, я, Человек, не пойму –
В этой реальности разные дали нам масти.
Может, в другой совпадут. Ну что ж, подожду.

(с) Нина Кононова